советский военно-морской флаг

Подрыв подводной лодки «Щ-205» на минах болгарского минного заграждения «S-38» 04.12.1941

советский военно-морской флаг
Схема маневрирования подводной лодки «Щ-205» 04.12.1941

28.11.1941 советская подводная лодка «Щ-205» (командир – капитан-лейтенант П. Д. Сухомлинов, обеспечивающий – капитан 3-го ранга Г. Ю. Кузьмин) из состава 3-го дивизиона подводных лодок 1-й бригады ПЛ ЧФ вышла из Туапсе в район Варны (позиция № 21) во 2-й боевой поход.

В течение первых четырёх дней пребывания на позиции, с 01.12.1941 по 04.12.1941, «Щ-205», подходя к берегу и возвращаясь в море, в общей сложности 14 раз пересекла без каких-либо последствий линии «В», «Г», «Д», «Е» и «И» болгарского минного поля «S-38».

Днём 04.12.1941 по левому борту «Щ-205», шедшей под перископом курсом вест, послышалось трение троса. Считая, что произошло касание минрепа, Сухомлинов приказал застопорить электромоторы, задраить переборки и вести наблюдение при помощи шумопеленгатора. Послевоенный анализ позволяет считать, что субмарина в это время пересекала южную часть линии «Е». После того как скольжение минрепа прекратилось, был дан ход, и, ввиду близости своих минных заграждений, выставленных около Варны лодками II серии, «Щ-205» описала циркуляцию вправо. Вскоре из-за неисправности датчика кормовых горизонтальных рулей пришлось погрузиться на глубину 18 метров для устранения повреждений. Через несколько минут подводники ощутили резкие удары по корпусу лодки. После того как они повторились и при этом опять по левому борту, Сухомлинов приказал повернуть вправо, и субмарина легла на курс зюйд-ост, оставив линию «Е» к востоку. Через 10 минут шумопеленгатор обнаружил по левому борту непрерывный шум. Надо полагать, что во всех этих случаях лодка касалась грунта, так как глубина погружения в 18 метров (по глубомеру) была слишком велика для участка моря с глубиной всего 22-23 метра. Неисправность рулей была вскоре устранена, и «Щ-205» всплыла под перископ, пройдя затем на курсе зюйд через линию «Г».

В 17.17 в 10 милях к юго-востоку от мыса Галата командир «Щ-205» решил повернуть на вест-зюйд-вест, чтобы затем лечь на грунт для уточнения места по глубине.

В 18.08 в точке с координатами 43°03,4` с.ш. 28°05,1` в.д. лодка легла на грунт на глубине 21,5 м по глубомеру центрального поста. Одновременно в районе первого отсека послышалось касание минрепа. В течение получаса уточнялись и анализировались данные прокладки, после чего Сухомлинов решил для проверки счисления всплыть с грунта без хода.

В 18.39 «Щ-205» оторвалась от грунта.

В 18.40 за кормой лодки, ниже её корпуса, произошёл взрыв, когда глубомер показал глубину 15 метров. Несколько электрических лампочек погасли, обнаружились два-три мелких повреждения. Решив, что «Щ-205» подверглась бомбёжке, Сухомлинов приказал снова лечь на грунт. Поскольку новых взрывов не было слышно, командир после минутного лежания лодки на грунте решил осуществить первоначальное намерение и снова приказал всплывать на поверхность. Почти одновременно из первого отсека доложили, что слышен скрежет минрепа по левому борту. Как и в первый раз, лодка всплывала без хода.

В 18.45 близ носовой части лодки, по левому борту, произошёл второй взрыв. Глубомер в это время показывал глубину 12 метров. Из-за перегорания предохранителей вышло из строя управление горизонтальными рулями, вертикальный руль заклинило. Из трещины в шве прочного корпуса внутрь VII-го отсека стала поступать вода, затопило и торпедный аппарат № 2. {1}

В 18.47 субмарина всплыла в позиционное положение. Оказавшись на поверхности, лодка медленно дрейфовала на зюйд под воздействием северного ветра силою 4 балла.{2}

В 19.04 «Щ-205» всплыла в крейсерское положение, после чего сначала на электромоторах, а затем под дизелями ушла курсом зюйд с минного поля «S-38», удачно пройдя в небольшом расстоянии к осту от линии «А». Оказавшись в море, экипаж лодки приступил к осмотру многочисленных мелких повреждений, причинённых взрывами мин.

Схема маневрирования подводной лодки «Щ-205» на позиции № 21 01-08.12.1941
Схема маневрирования подводной
лодки «Щ-205» на позиции № 21
с 1 по 8 декабря 1941 года [2]

05.12.1941 в 03.30 в точке с координатами 42°57,8` с.ш. 28°32,0` в.д. по пеленгу 90° на расстоянии 15-20 кабельтовых был обнаружен силуэт. Предполагая, что это катер, Сухомлинов объявил боевую тревогу и приказал лечь на курс отхода 269°.

В 03.36 силуэт скрылся, «Щ-205» повернула на курс 179°.

В 03.39 снова был обнаружен тот же силуэт. Была объявлена боевая тревога, подводная лодка начала циркуляцию на курс 269°.

В 04.17 силуэт скрылся, субмарина легла на курс 179°.

В 04.29 в третий раз открылся силуэт, в котором была опознана подводная лодка. Сухомлинов предположил, что это «Щ-204», занимающая позицию № 22.

«Щ-205» продолжила следовать прежним курсом. Командиру 1-й бригады подводных лодок ЧФ была передана радиограмма с донесением о произошедшем подрыве на минном заграждении и повреждении прочного корпуса.

Утром при пробном погружении выяснилось, что «Щ-205» может продолжать несение службы на позиции при условии погружения на глубину не более 15-20 метров.

В 21.18 на лодке была получена радиограмма № 0740 от командира 1-й бригады подводных лодок ЧФ c приказанием, показать своё место, и сообщением о том, что «Щ-204» получила распоряжение при необходимости оказать «двести пятой» всяческую помощь.

«Щ-205» продолжила патрулирование на позиции. После возвращения 11.12.1941 в Туапсе лодка была поставлена в аварийный ремонт, продлившийся до 04.1942.

Сопоставив точки, в которых «Щ-205» днём 04.12.1941 коснулась минрепа, а вечером последовательно подорвалась на двух минах, по всей видимости, принадлежавших одной линии мин, капитан-лейтенант Сухомлинов П. Д. сделал вывод о наличии минного поля, поставленного на подходах к Варне. По его мнению, небольшие, в общем-то, повреждения лодки от близких взрывов объяснялись применением противником мин с малым зарядом, по-видимому, специально предназначенных против подводных лодок. Считалось, что «щука» подорвалась на линии «В» болгарского минного заграждения «S-38». Однако британские мины «Б-38», установленные на этой линии, имели вес заряда 145 килограмм и должны были нанести «Щ-205» гораздо более серьёзный ущерб. Крупнейший отечественный специалист по повреждениям субмарин Максимов Ю. А. считал, что „полученные лодкой повреждения носили чисто местный характер, которые могли произойти только от разрыва небольшого количества взрывчатого вещества непосредственно у корпуса подводной лодки“. Таким образом, наиболее реальной причиной взрывов могли стать минные защитники линии «И» заграждения «S-38» c весом заряда всего 0,8 килограмм.

Примечания

{1} Дмитриев В. И. в своей книге[6] так описывал этот эпизод:

Днем 4 декабря, когда «Щ-205» шла под перископом, по левому борту послышался леденящий душу скрежет. «Минреп!» – невольно подумал каждый.

– Лево на борт! Стоп левый мотор! – скомандовал Сухомлинов.

Успеет ли отойти в сторону корма? Или неминуем взрыв?

Нет, взрыва не последовало. Скрежет прекратился, и лодка снова дала ход. Через несколько минут раздались резкие удары по корпусу с левого борта, а потом послышался непрерывный шум. Отвернув вправо, командир решил положить лодку на грунт для уточнения места по глубиномеру (эхолота в то время на корабле еще не было). Когда «Щ-205» опускалась на глубину, в первом отсеке моряки снова слышали скрежет минрепа.

В течение получаса, пока «Щ-205» лежала на грунте, были уточнены данные навигационной прокладки. Затем командир принял решение поднять лодку на поверхность.

Вздрагивая, с легким пощелкиванием ползла по шкале вороненая стрелка глубиномера: 19… 18… 17 метров… Подводная лодка всплывала без хода по вертикали, медленно откачивая воду из цистерн вспомогательного балласта. Уверенно действовали подчиненные командира электромеханической боевой части коммуниста старшего техник-лейтенанта И. С. Лукьянова.

– Слышу скрежет минрепа в районе первого отсека! – донесся в центральный пост по переговорной трубе приглушенный голос командира отделения торпедистов старшины 1-й статьи 3. И. Щукина.

На глубиномере 16… 15 метров… И тотчас же за кормой, ниже корпуса лодки, раздался оглушительный взрыв. Подводную лодку сильно подбросило, погас свет, со звоном посыпались стекла приборов и осветительных плафонов. Образовался дифферент на нос, затем он начал отходить на корму, но лодка оставалась на той же глубине.

В отсеках внимательно осмотрелись. Забортная вода не поступала. Больших повреждений не было обнаружено. Что же все-таки взорвалось? Мина? Или глубинная бомба? Но акустик никаких подозрительных шумов не слышал.

Быстро удифферентовали подводную лодку, и она опять начала медленно всплывать строго по вертикали.

14 метров… 13… 12… И в это мгновение раздался новый, еще более мощный взрыв – уже в носовой части. Теперь сомнений не было – «Щ-205» в самой гуще минного поля противника.

Чтобы не наскочить на новую мину, Сухомлинов решил продолжать всплывать без хода. Подводная лодка осторожно поднялась на поверхность моря.

В первом отсеке, где находились командир минно-артиллерийской боевой части коммунист старший лейтенант Б. А. Вешторт, комсомолец старшина 1-й статьи 3. И. Щукин, комсомолец матрос В. М. Карпачев и ученик-торпедист П. И. Павлинов, неисправности устранили довольно быстро. В седьмом отсеке положение было более сложным. Через разошедшийся шов одной из цистерн поступала вода (оказался поврежденным прочный корпус). Пустили в ход водоотливные средства, но она не убывала. Старшему техник-лейтенанту И. С. Лукьянову, коммунистам старшине группы торпедистов мичману Н. Ф. Стародубцеву, матросам В. А. Панкратову и В. И. Попову с большим трудом удалось законопатить широкую щель и затем осушить отсек.

Когда подводная лодка вышла из минного поля, капитан-лейтенант Сухомлинов радировал командиру бригады о случившемся и о том, что «Щ-205» продолжает выполнять боевое задание.

{2} В сложившейся обстановке капитан-лейтенант Сухомлинов П. Д. даже после подрыва «Щ-205» на второй мине не прекратил попыток всплыть на поверхность, хотя уже после первого взрыва не следовало сомневаться в том, что подводная лодка попала на минное заграждение. Скрежет минрепа свидетельствовал о том, что это заграждение состояло из якорных мин. Не зная, каково было их углубление, командир «Щ-205» должен был принять единственно правильное решение – тотчас после первого взрыва (а еще лучше – сразу после отрыва лодки от грунта) дать самый малый ход и уйти из опасного района, прижимаясь к грунту. Вероятно, после первого взрыва Сухомлинов посчитал, что теперь место всплытия как будто расчистилось, но ему следовало учесть, что, кроме взорвавшейся мины, поблизости могли находиться и другие. Следовательно, всплывать в данной ситуации в надводное положение было опасно.

Использованные источники

[1] Морозов М. Э. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Летопись боевых походов. Часть 2. Черноморский флот. – М.: ООО «Стратегия КМ», 2003.

[2] Киреев И. А. Влияние минно-заградительных действий противника на условиях боевой деятельности Военно-Морских Сил СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Часть 2. – М.: Военно-морское издательство, 1951.

[3] Кулагин К. Л., Морозов М. Э. Подводные лодки типа «Щ» (III, V, V-бис и V-бис-2 серии) // Морская коллекция – 2002. – № 2 (44).

[4] Морозов М. Э., Кулагин К. Л. «Щуки». Легенды Советского подводного флота. – М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2008.

[5] Стрельбицкий К. Б. Навечно остались в глубинах Чёрного моря… Мартиролог черноморских подводников Отечества (1909–1945) // Тайны подводной войны – 16. – М., 2003.

[6] Дмитриев В. И. Атакуют подводники. – М.: Воениздат, 1973.

Дата последнего изменения: 16.12.2013.

Комментарии

Комментариев пока нет.