германский военно-морской флаг

Условия применения минного оружия на Черноморском театре

германский военно-морской флаг

В противоположность условиям, существовавшим на Северном и Балтийском морских театрах, где морские мины могли быть поставлены в любой точке моря, на Черноморском театре возможность использования минного оружия была ограничена сравнительно узкой прибрежной полосой, лимитированной наибольшей длиной минрепов якорных мин, которые имелись на вооружении советского флота и флота противника. Площадь подозрительной зоны охватывала всё Азовское море и около 25% площади Чёрного моря, лежащей вне пределов турецких территориальных вод.

Районы моря, которые должны были считаться подозрительными на предмет наличия мин, были распределены неравномерно. В западной части Чёрного моря якорные мины могли быть поставлены на всей акватории, лежащей к северу от линии Бургас – Севастополь, следовательно, мины могли быть там встречены на расстоянии до 110 миль от берега, но на таком сравнительно большом протяжении ни советский флот, ни противник не могли организовать систематического разведывательного траления. В восточной же части Чёрного моря изобата в 600-800 метров, соответствовавшая в то время предельной глубине постановки германских якорных мин, проходила на расстоянии 10-30 миль от берега, а предельные глубины моря, доступные для постановки германских донных мин, находились ещё ближе к берегу; поэтому надлежащая организация разведывательного траления в восточной части Чёрного моря при достаточном количестве тральщиков не могла встретить существенных затруднений.

Все выгоды, связанные с условиями использования якорных мин в зависимости от удаления границ подозрительной зоны от берега, а также от характера глубин прибрежной полосы, в большинстве районов Чёрного моря в течение почти всего периода военных действий на театре были на стороне противника.

Противник имел возможность широко использовать якорные мины для оборонительных целей – для прикрытия с моря подходов к военно-морским базам, которые могли быть подвергнуты артиллерийскому обстрелу превосходящими надводными силами Черноморского флота; при этом минные заграждения могли входить в систему береговой обороны, то есть прикрываться огнём береговых батарей при попытках траления заграждений советскими тральщиками.

При условии доставки на Черноморский театр соответствующих запасов минного оружия противник имел возможность надёжно прикрыть свои прибрежные коммуникации в западной части Чёрного моря противолодочными минными заграждениями с использованием всех средств для создания эффективной вертикальной завесы: мелконаставленных ударных мин, снабжённых гофрированными трубками «КА», и антенных, а также противолодочных мин типов «UMA» и «UMB» с гофрированными трубками «КА». Подобные сложные минные заграждения, поставленные на глубинах моря порядка 20-40 метров на расстоянии до 30 миль от западного берега Чёрного моря, могли стать почти непреодолимым препятствием для советских подводных лодок, посылавшихся для действий на вражеские прибрежные коммуникации.

В этом отношении военно-географические условия на Чёрном море были для противника значительно выгоднее, чем на Северном театре. Вследствие сравнительной мелководности прибрежной полосы, в пределах которой были проложены линии коммуникаций, противник мог с ограниченными силами и средствами создать вертикальную минную завесу, форсирование которой подводными лодками могло стать для них опасным и в надводном положении, и на любой глубине погружения.

Наоборот, для прикрытия своих коммуникаций в прибрежных районах восточной части Чёрного моря советский флот должен был бы использовать несколько десятков тысяч якорных мин (а таких запасов мин не было на театре), чтобы на больших глубинах моря у кавказских берегов создать сколько-нибудь действенную минную завесу против вражеских подводных лодок, форсировавших минные заграждения в подводном положении.

Возможность использования донных неконтактных мин на Черноморском театре зависела от глубин места у выходов из военно-морских баз и торговых портов, а также от наличия средств постановки донных мин. Такими средствами служили у противника самолёты, самоходные баржи типа «F», паромы типа «Зибель» и подводные лодки, а у Черноморского флота – самолёты и торпедные катера. Но так как последние имели малый радиус действия, а превосходство в воздухе примерно до середины 1943 года было на стороне противника, то преимущество в части возможности использования донных мин в первые два года войны было на его стороне. Однако эти возможности в восточной (контролируемой Черноморским флотом) части Чёрного моря были ограничены узкой прибрежной полосой шириною не более 5 миль, что до некоторой степени облегчало борьбу с вражескими донными минами.

На Азовском море и в Керчь-Еникальском проливе местные условия допускали постановку якорных и донных мин в любой точке. Связанные с этим выгоды и невыгоды в равной мере ощущались обоими противоборствующими сторонами, поскольку оба эти района в течение войны полностью или частично четыре раза переходили из рук в руки.

Продолжительность боевой службы якорных мин на Черноморском театре, особенно на самом Чёрном море, на мелкопоставленных минных заграждениях была в несколько раз больше, чем на Северном театре, а противолодочные минные заграждения, ставившиеся противником на углубление в 10-12 метров, разрежались примерно с такой же скоростью, как и у северного побережья Норвегии; но некоторые из них оказались исключительно стойкими и просуществовали свыше семи лет. Средняя скорость разрежения мелкопоставленных минных заграждений на Азовском море благодаря действию ледяного покрова была выше, чем в большинстве районов Чёрного моря. Её показатели были почти одинаковыми с показателями разрежения минных заграждений в Финском заливе.

Относительно продолжительности боевой службы донных неконтактных мин не имеется точных и окончательно проверенных данных. Предположительно можно сказать, что на Черноморском театре под влиянием более тёплого климата батареи большинства неконтактных мин выходили из строя скорее, чем на северных морях, но все же донные мины сохраняли свою боеспособность в течение нескольких лет.

Условия использования средств противоминной обороны на Черноморском театре отличались от существовавших тогда на Северном театре. Из-за отсутствия на Чёрном море приливо-отливных течений и сколько-нибудь существенных колебаний уровня ни надводным кораблям, ни подводным лодкам советского флота, идущим в надводном положении, нельзя было использовать простейший способ форсирования контактных минных заграждений в период полной воды. Кроме того, скорость постоянных и дрейфовых течений на Черноморском театре недостаточна для соответствующего увеличения углубления якорных мин под влиянием «вертикальной покладки». Учитывая эти условия, следует сказать, что там, где действия надводных кораблей Черноморского флота почему-либо не обеспечивались тралением, противоминная оборона (для предотвращения подрыва на якорных минах) могла осуществляться только путём постановки параванного охранителя, что в начале войны считалось вполне надёжным средством самозащиты от якорных мин.

На подводных лодках Черноморского флота, если не считать простейших отводов на выступавших частях корпуса и находившегося в стадии испытаний и установленного лишь на трёх лодках X серии прибора «Краб», который предназначался для форсирования противолодочных сетей, не было никаких приспособлений ни для обнаружения якорных мин, ни для перерезания их минрепов. Между тем, форсирование минных заграждений противника могло допускаться только в подводном положении, поэтому каждое пересечение линий мин всегда было сопряжено с той или иной степенью опасности подрыва на якорной мине.

Постановка якорных мин в средней части Чёрного моря была невозможна, поэтому простейшим средством противоминной обороны кораблей и судов были выход кратчайшим путем из базы к границе подозрительной зоны и совершение перехода по глубоководным районам моря. Подобным же методом пересечения подозрительной зоны по кратчайшему направлению пользовались по мере возможности для проведения фарватеров там, где противник применял или мог применить донные неконтактные мины.

ВЫВОДЫ

1. Военно-географические условия на Черноморском театре позволяли противнику использовать мины для массовой постановки оборонительных минных заграждений с целью прикрытия линий морских коммуникаций, проложенных в западной части Чёрного моря и на некоторых участках у временно оккупированного крымского побережья. На Азовском море и в Керчь-Еникальском проливе условия были исключительно благоприятными для массового применения мин любого типа и с любыми целями – активного или оборонительного характера.

2. Благодаря небольшим размерам подозрительной зоны в восточной части Чёрного моря условия организации противоминной обороны были благоприятными для Черноморского флота.

3. В западной части Чёрного моря из-за больших размеров подозрительной зоны и её сравнительной мелководности организация противоминной обороны надводных кораблей Черноморского флота в случае активных действий у берегов противника должна была встретить ряд затруднений, обусловленных отсутствием в составе флота эскадренных тральщиков; борьба с минной опасностью могла вестись там только путём использования параванного охранителя.

4. Условия форсирования оборонительных минных заграждений противника вследствие мелководности районов могли стать исключительно трудными для подводных лодок Черноморского флота, если бы противник располагал достаточными силами и средствами для постановки комбинированных минных заграждений, состоявших из ударных и антенных мин. Поскольку не было известно, располагал ли противник такими силами и средствами, следовало учитывать худшие условия и, ввиду отсутствия на подводных лодках надёжных средств самозащиты от якорных мин, обратить особое внимание на разработку тактических приёмов борьбы с известной или предполагаемой минной опасностью.

Использованные источники

[1] Киреев И. А. Влияние минно-заградительных действий противника на условиях боевой деятельности Военно-Морских Сил СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Часть 2. – М.: Военно-морское издательство, 1951.

Дата последнего изменения: 28.02.2018.

Комментарии

Комментариев пока нет.