военно-морской флаг СССР

'Торпедная атака подводной лодки «М-35» 27.10.1941 (невзорвавшаяся торпеда поразила судно «Schiff 29»)'

военно-морской флаг СССР
Район атаки подводной лодки «М-35»
Район атаки, выполненной
подводной лодкой «М-35» 27.10.1941

27.10.1941 советская подводная лодка «М-35» (командир – старший лейтенант М. В. Грешилов) из состава 8-го дивизиона подводных лодок 2-й бригады ПЛ ЧФ с утра находилась к северо-востоку от мыса Олинька на позиции № 19.

На рассвете в 15 милях к югу от Сулины лодка погрузилась. Видимость днём была плохая – туман, моросящий дождь.

В 14.25 субмарина легла под берегом на грунт на глубине 8,5 метров. Акустик прослушивал окрестности, каждые 5 минут для осмотра горизонта вахтенный офицер поднимал перископ, не отрывая лодку от грунта. Видимость составляла 4-6 кабельтовых.

В 17.10 вахтенный офицер Бодаревский Ю. С. по пеленгу 18° обнаружил в перископ дым и вызвал в центральный пост командира лодки, который приказал идти на сближение с целью.

В 18.44 «М-35» всплыла в позиционное положение и обнаружила в районе мола у Сулины большой транспорт, стоявший на якоре. Лодка легла на курс 345°.

В 19.15 были подготовлены к выстрелу торпедные аппараты. Продолжать движение в позиционном положении было опасно, так как ещё недостаточно стемнело, и субмарину могли обнаружить с транспорта или береговых постов. Атаковать в подводном положении было невозможно из-за плохой видимости в перископ. Грешилов принял решение погрузиться, подойти к судну на дистанцию залпа по счислению, после чего всплыть для атаки.

В 19.41 «М-35» погрузилась на перископную глубину. На ходу лодка коснулась грунта и вылезла на глубину до трёх метров. Была продута средняя цистерна, и «малютка» подвсплыла на глубину 2,5 метра.

В 19.51 субмарина, сойдя с грунта, отошла на бóльшие глубины и погрузилась на глубину 7 метров.

В 20.00 «М-35», продув среднюю, всплыла на поверхность. Видимость составляла 3 кабельтовых, шёл дождь.

В 20.07 был задраен рубочный люк, лодка погрузилась на глубину 8 метров.

Схема торпедной атаки «М-35»
Схема торпедной атаки «М-35» [1]

В 20.15 «М-35» снова всплыла под среднюю. Командир дал команду: «Аппараты товсь!»

В 20.17 лодка легла на курс 245°.

В 20.20 «М-35» произвела из позиционного положения с дистанции 4-5 кабельтовых торпедную атаку, прицельно выполнив по транспорту двухторпедный залп из носовых аппаратов при угле упреждения 0° и угле встречи 90° (курс лодки составлял 246°).

В 20.21 субмарина погрузилась. Был услышан взрыв.

В 20.24 подводная лодка всплыла под среднюю, затем продула главный балласт. Над транспортом наблюдался столб чёрного дыма, с берега на судно сигналили прожектором. Грешилов приказал лечь на курс 180°, выводя «М-35» из района торпедной атаки в крейсерском положении.

В 20.55 по пеленгу 330° наблюдался идущий вдоль берега на юг корабль, силуэтом напоминающий миноносец.

В 21.30 была объявлена боевая готовность № 2, «М-35» начала возвращение в базу, где Грешилов доложил командованию бригады об успешно проведённой торпедной атаке, в результате которой был потоплен транспорт противника.{1}

По данным противника, 27.10.1941 в 12.51{2} германский транспорт «Schiff 29» и венгерские суда «Kassa», «Budapest», идущие от Бугаза в Тульчу, бросили якорь на рейде Сулины. Там румынские лоцманы сообщили, что имеющий осадку 5,18 метров «Schiff 29» не пройдёт песчаную банку и не сможет войти в Дунай. Поэтому путь в Тульчу продолжили только «Kassa» и «Budapest». «Schiff 29» остался на рейде Сулины, доложив о ситуации в германское военно-морское учебное командование «Румыния» (Deutsches Marinelehrkommando Rumänien). В 19.24{2} в правый борт судна попала торпеда, но не взорвалась. Вторая торпеда прошла под килем, третья{3} – перед форштевнем. «Schiff 29» немедленно начал поднимать якорь и дал ход, не дожидаясь завершения выборки якорной цепи. Несмотря на то что работали только два котла (запасы угля на судне подходили к концу) транспорт развил скорость 13 узлов и взял курс на Констанцу.

28.10.1941 в 06.55{2} «Schiff 29» вошёл в Нефтяную гавань Констанцы.

Примечания

{1} Грешилов М. В. так описывал в своих мемуарах эту торпедную атаку:

На рассвете 27 октября [1941 года] мы погрузились в 5 милях от берега и в 15 милях южнее Сулины.

В 17 часов 10 минут Бодаревский заметил в северной части горизонта дым и доложил мне. Я быстро направился в центральный пост, поднял перископ. Увидел слабый дым на сером горизонте. Решили, что транспорт на ходу, ложимся на курс сближения с ним 110 градусов, увеличили скорость.

Прошел целый час, пока мы выяснили, что транспорт стоит на месте. Вероятно, в момент обнаружения он шел по сулинскому каналу и, выйдя на рейд, начал разворачиваться для постановки на якорь. Некоторое время двигались с опущенным перископом, так как слева был близко берег противника. В ходе маневрирования для сближения с противником определили, что транспорт стоит на месте на внешнем рейде перед входом в порт. Это было судно водоизмещением более 6 тысяч тонн.

Теперь каждый думал одно: «Поскорей бы сблизиться с транспортом! Как бы он не ушел от нас…»

До наступления сумерек оставалось недолго. Мы идем в подводном положении, поднимая время от времени перископ на несколько секунд.

– Не ушел? – с тревогой спрашивали меня из отсеков.

– Стоит, ждет нас, – отвечал я, опуская перископ.

Все мысли – как бы не пропустить транспорт. Всплыть в позиционное положение опасно, близко берег, на нем видны наблюдательные вышки, оттуда нас непременно заметят и тогда сорвется атака.

Мы находимся вблизи мола, ограждающего сулинский канал. Видимость ухудшилась, над водой висят дождевые облака, по корме видны на берегу здания и слабые огни.

Нам необходимо отойти от берега и мола, затем развернуться и лечь на боевой курс. Передаю торпедистам:

– Приготовить торпедные аппараты к выстрелу!

Увеличили скорость до 4 узлов, чтобы быстрей отойти от берега. Нужно торопиться, транспорт может уйти.

Лодка легла на заданный курс. Погружаемся на перископную глубину, чтобы не заметили нас с транспорта и сигнального поста на молу. Проходим под водой семь минут. Командую:

– Всплывать в позиционное положение! Дать малый ход!

Поднимаюсь в рубку, за мной Бодаревский. Открываю люк, выхожу на мостик. Прямо по носу виден большой транспорт.

– Торпедные аппараты, товсь!

Лодка идет на боевом курсе, до транспорта три кабельтовых.

– Пли!

Лодка чуть вздрогнула. Вижу след торпед в сторону транспорта. Дело сделано, нужно уходить.

– Лево на борт!

Лодка начала поворачивать влево.

– Дать полный ход! Всем вниз, погружаться на перископную глубину!

Закрываю люк, спускаюсь в лодку и слышу отзвук сильного взрыва. Во всех отсеках прозвучало «Ура!». Команда ликовала. Первая победа!

Мы уклонялись от транспорта в сторону моря. Пройдя под водой четыре минуты, всплыли в позиционное положение, осмотрелись, поблизости ничего не обнаружили. Пустили дизель, развернулись на юг, стали уходить вдоль кромки минного заграждения противника.

Над транспортом стоял черный столб дыма, в его сторону с поста передавались сигналы белым фонарем.

С берега протянулись световые щупальца прожекторов, зарыскали по поверхности. Луч приближался к нам с правого борта, но, к нашему счастью, прошел под нашими головами, не осветив борт лодки, ограждение мостика и тумбу перископа. Луч прожектора коснулся только верхушки тумбы, мы думали, сейчас нас заметят, но размеры освещенной поверхности были очень малы. Прожекторы долго освещали горизонт. Мы успели разглядеть сторожевой корабль, вышедший из порта в южном направлении. Нас ищут.

Вскоре мы увеличили скорость до полной, продолжаем идти на юг.

Заметили, что корабль стал приближаться, у него была больше скорость.

Через час после залпа мы находились в 7 милях от места атаки.

Вражеский миноносец продолжает идти вдоль берега.

Спросил Юрия Бодаревского, не пора ли нам ложиться на восток, чтобы оторваться от берега и миноносца. Он сообщил, что поворот на восток должен быть через десять минут. Наконец он докладывает:

– Товарищ командир, пришли в точку поворота!

– Лево руля! Ложиться на девяносто градусов!

Благополучно прошли на полной скорости полосу минного заграждения противника и в 22 часа оставили за кормой опасный район.

Объявляю боевую готовность номер два. После этого все с облегчением вздохнули. Приятно было передать Бодаревскому текст радиограммы, которую отстучал радист Наумов. Он передал в эфир: «В районе Сулина атаковал двумя торпедами транспорт противника водоизмещением шесть тысяч тонн. Возвращаюсь в базу». [3]

{2} Указано берлинское (среднеевропейское) время.

{3} На самом деле, подводная лодка «М-35» выстрелила только две торпеды (субмарина имела два торпедных аппарата и не могла нести запасные торпеды).

Использованные источники

[1] Информация из архивных документов ЦВМА, предоставленная Морозовым М. Э.

[2] Боевая деятельность подводных лодок военно-морского флота СССР в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. Том III. Подводные лодки Черноморского и Тихоокеанского флотов в Великой Отечественной войне. – М.: Военное издательство МО СССР, 1970.

[3] Грешилов М. В. Подводная вахта // Подводники атакуют: Сб./Сост. А. В. Дмитриев. – М.: ДОСААФ, 1985.

[4] Kriegstagebuch des Kommandanten des Schiffes 29, Kaptlt.(S) Krause über die Unternehmung vom 25.-28.10.41. (предоставлено Морозовым М. Э.).

Дата последнего изменения: 12.11.2013.

Commentics

Пожалуйста, убедитесь, что страница имеет соответствующий идентификатор (ID).