военно-морской флаг СССР

'Артиллерийская атака подводной лодки «М-35» 26.10.1941 (атака послужила причиной гибели парома «SF 35»)'

военно-морской флаг СССР
Район атаки подводной лодки «М-35»
Район атаки, выполненной
подводной лодкой «М-35» 26.10.1941

26.10.1941 советская подводная лодка «М-35» (командир – старший лейтенант М. В. Грешилов) из состава 8-го дивизиона подводных лодок 2-й бригады ПЛ ЧФ находилась к северо-востоку от мыса Мидия на позиции № 19.

В первой половине дня из-за тумана была плохая видимость. Лодка лежала на грунте, периодически всплывая для осмотра горизонта.

В 13.55 видимость улучшилась до 20 кабельтовых.

В 15.14 по пеленгу 241° был обнаружен дым.

В 15.19 по пеленгу 300° наблюдался летевший на север сухопутный самолёт.

В 15.55 на дистанции 30 кабельтовых был опознан караван из трёх буксиров, каждый из которых вёл за собой по две небольшие баржи под германскими флагами.

В 16.00 Грешилов объявил боевую готовность № 1 и начал маневрирование для выхода в атаку.{1}

В 16.20 «М-35» коснулась грунта на глубине 7,7 метра.

Подойдя к курсу каравана на дистанцию 4 кабельтовых, Грешилов пропустил первый буксир, отказавшись от применения торпед из-за малой осадки барж. Груз барж был малоценный (бочки, лес).

В 16.43 «М-35» начала отходить на бóльшие глубины – командир лодки решил следовать параллельным конвою курсом и по возможности попытаться атаковать его артиллерийским огнём.

В 17.25 по пеленгу 0° наблюдался летевший на север гидросамолёт.

В 18.14 последняя баржа находилась по пеленгу 5°.

В 18.25 с наступлением сумерек, частично продув главный балласт, подводная лодка всплыла на поверхность в позиционное положение и дала полный ход, догоняя караван. Грешилов объявил артиллерийскую тревогу.{2}

В ходе сближения с противником с концевого буксира обнаружили субмарину и сделали запрос проблесковым фонарём. Лодка не ответила.

Схема артиллерийской атаки «М-35»
Схема артиллерийской атаки «М-35» [1]

В 18.48 «М-35» догнала последнюю баржу и с дистанции 3 кабельтова открыла артиллерийский огонь из 45-мм пушки. Из-за сильной бортовой качки и ослепления пламенем наводчика снаряды падали с большим рассеиванием. Наблюдались только четыре попадания в баржу, однако она не загорелась и не затонула. С концевого буксира отвечали редкими пулемётными очередями. Пулемёт «малютки» в начале боя заедал, но потом 2 длинные очереди прошли через буксир, после чего тот прекратил стрельбу и начал разворачиваться в сторону берега.

В 19.15 «М-35» прекратила огонь, израсходовав 110 45-мм снарядов и две пулемётные ленты (500 7,62-мм патронов).

В 19.17 были обнаружены силуэты катеров. Подводная лодка уклонилась от баржи на курс 90°.

В 20.09 Грешилов начал зарядку аккумуляторной батареи и решил снова сблизиться с баржами.

В 20.41 по пеленгу 280° наблюдалась красная ракета.

В 20.50 по пеленгу 330° были обнаружены силуэты. Лодка пошла на сближение.

В 21.08 «М-35» сблизилась с противником на 12 кабельтовых. Были опознаны два буксира с баржами и небольшой силуэт, похожий на катер.

В 21.14 лодка легла на курс 200°, пытаясь отыскать третий буксир с баржами.

В 21.23 по пеленгу 60° наблюдалась красная ракета.

В 22.28 «М-35» вернулась к месту артиллерийской атаки, но барж не обнаружила.

По данным противника, 26.10.1941 около 8 часов{3} из Констанцы в Бугаз{4} вышли румынские буксиры «Elena», «Basarabia» и «Sublocotenent Vârtosu», каждый из которых тянул по два германских парома типа «Зибель» («SF 11», «SF 27», «SF 28», «SF 29», «SF 35»{5}, «SF 36»). Командовал конвоем обер-лейтенант цур зее Кальдевей (Oberleutnant zur See Kaldewey). Около 19 часов{3} на широте Портицкого гирла советская подводная лодка пулемётно-артиллерийским огнём обстреляла «Sublocotenent Vârtosu» и два ведомых им парома. Данных о попаданиях снарядов нет, но буксиру под обстрелом пришлось обрубить буксирные канаты. В результате этого паромы «SF 35» и «SF 36» были вынуждены направиться к берегу и после потери визуального контакта с буксиром оказались брошенными в море. О случившемся «Sublocotenent Vârtosu» доложил германскому командованию радиограммой.

В ночь на 28.10.1941 обер-лейтенант цур зее Кальдевей вышел на буксире «Elena» из Сулины, чтобы попытаться отыскать и привести в порт паромы, брошенные в море 26.10.1941. Ему удалось обнаружить «SF 35» и «SF 36» и начать буксировку паромов в Сулину. Однако около Георгиевского гирла из-за поступления воды в «SF 35» оборвался буксирный канат, связывающий паром с буксиром. «SF 35» снова пришлось бросить в море, а «SF 36» был благополучно приведён в Сулину на буксире у «Elena». Кальдевей получил приказание возобновить работы по спасению «SF 35» на следующий день, после того как воздушная разведка установит местонахождение парома.

31.10.1941 германский паром «SF 35», брошенный в море 28.10.1941, объявлен погибшим, так как на протяжении трёх дней авиаразведка не смогла установить его местонахождение. Таким образом, артиллерийская атака подводной лодки «М-35» послужила косвенной причиной гибели парома типа «Зибель». {6}

Примечания

{1} Грешилов М. В. так описывал в своих мемуарах[3] эту артиллерийскую атаку:

К рассвету 23 октября [1941 года] мы находились севернее Констанцы.

На третьи сутки обнаружили буксир на дистанции 30 кабельтовых. Затем в том же направлении увидели еще два буксира, все они идут в нашу сторону курсом, параллельным берегу.

Начали маневрирование для сближения с буксирами, легли на курс 280 градусов. Через двадцать минут сблизились с курсом буксиров до 4 кабельтовых. На перископной глубине касаемся грунта. Над буксирами летает самолет. Буксиры тянут по две небольших баржи, на палубе их видны бочки и доски, на корме немецкий флаг.

Начинает темнеть, самолетов не видно, буксиры идут впереди нас на расстоянии 20 кабельтовых.

Принимаю решение всплыть в позиционное положение, догнать буксиры, открыть артиллерийский огонь по концевым баржам и буксиру.

Мой помощник Юрий Бодаревский соглашается с моим решением. Приглашаю его взглянуть на буксиры. Затем вызываем в центральный пост артиллерийский расчет.

В 18 часов 22 минуты всплыли в позиционное положение.

В 18 часов 26 минут объявляю артиллерийскую тревогу!

Через минуту командир орудия Иван Миргородский докладывает: «Орудие к бою готово!»

У пушки стоят наводчик Николай Климов, установщик прицела Сергей Соловьев, подающий снаряды Леонид Шушманов.

На мостике установлен пулемет, у которого стоит командир отделения рулевых Максим Таран, рядом с ним Александр Морухов с ящиком запасных лент. На вертикальном руле в рубке стоит Виктор Ромашкин. Из центрального поста подают ящики со снарядами Александр Акинин и Виктор Мамаев.

Сближаемся с буксирами, увеличили обороты дизеля до полных. На последнем буксире нас заметили, дают проблесковые сигналы фонарем, мы не ответили.

В 18 часов 48 минут сблизились с последней баржой почти бортами на расстоянии 3 кабельтовых. Наводчик докладывает: «Вижу цель в прицеле!»

– Открыть огонь! – приказал Бодаревскому, управляющему артогнем.

Через секунду прогремел выстрел. Яркое пламя выстрела ослепило артрасчет и всех стоящих на мостике. Второй выстрел произведен с задержкой, ствол орудия откатился не полностью из-за густой смазки. Миргородский вручную открыл замок и вытащил пустую гильзу. То же повторилось после второго выстрела. После третьего откат ствола был нормальный, гильзы выскакивали сами и орудие начало стрелять с полной скорострельностью.

Заметили попадание одного снаряда в баржу, увидели черный дым, но баржа не загорелась.

Лодку качало волной, наводчику было трудно удерживать цель, наши снаряды падали с недолетом или с перелетом. Я подумал, что нашу стрельбу, очевидно, заметили в Констанце.

С буксира начали стрелять из винтовок, услышали свист пуль над мостиком.

– Открыть огонь из пулемета по буксиру! – приказал пулеметчикам.

Сначала пулемет заедало, потом стрельба наладилась, трассирующие пули летели на мостик буксира, выпущена первая лента, заправлена вторая. Стрельба с буксира прекратилась, он начал разворачиваться влево в сторону берега. Таран выпустил вторую ленту.

В 19 часов 15 минут прекратили стрельбу.

Заряжающий Шушманов крикнул: «Катера противника по корме!»

– Все вниз! Срочное погружение!

Артрасчет выбросил за борт стреляные гильзы и ящики от снарядов, спустился в лодку.

Мне некогда рассматривать катера, нужно быстрей погружаться.

Артиллерийская стрельба продолжалась двадцать семь минут. Мы выпустили по противнику сто десять снарядов и две пулеметные ленты, видели четыре попадания в концевую баржу, но она, к сожалению, не загорелась и не утонула. Нашей прицельной стрельбе мешала волна, артрасчет ослепляли яркие вспышки выстрелов.

По данным противника, буксир с баржами после обстрела ушел к берегу на мелкое место. Одна из барж водоизмещением 160 тонн, поврежденная артогнем, была разбита волной, а вторую удалось снять с мели.

{2} По воспоминаниям Грешилова[3], «М-35» всплыла в позиционное положение в 18.22, а артиллерийская тревога была объявлена в 18.26; в журнале боевых действий лодки[1] оба события указаны под временем 18.25.

{3} Указано берлинское (среднеевропейское) время.

{4} Ю. Майстер[4] считает, что буксиры и паромы, вышедшие из Констанцы 26.10.1941, направлялись в Сулину. Однако детальный анализ германских документов[5] позволяет предполагать, что буксирный караван первоначально не собирался заходить в Сулину, а шёл в Бугаз.

{5} Часто встречается ошибочная информация, будто в состав конвоя, вышедшего из Констанцы 26.10.1941, входил паром «SF 25», который был потерян после артиллерийской атаки советской подводной лодки «М-35». На самом деле, это был паром «SF 35». [4][5]

{6} Информация о германских потерях в результате артиллерийской атаки советской подводной лодки «М-35» носит противоречивый характер.
По одним данным[6], был потоплен паром «SF 25» и повреждён паром «SF 36», который затонул на мелководье, затем был поднят и отремонтирован.
Ю. Майстер[4] считает, что „паромы № 35 и № 36 сели на мель, что вызвало окончательную потерю парома № 35“ (однако ниже швейцарский историк, повествуя о ноябрьских событиях, упоминает о стоящем на якоре пароме № 35 и пишет, что этот паром был объявлен пропавшим без вести только 16.11.1941).
Согласно справочнику Грёнера[7], паром «SF 25» погиб 26.10.1941 между Констанцей и Сулиной во время шторма, «SF 35» и «SF 36» с 11.1942 числятся в составе 85-го сапёрного батальона, воевавшего в Северной Африке, и считаются погибшими в 1943 году (поскольку о службе этих паромов на Чёрном море Грёнер не упоминает, можно предположить, что в данном случае речь идёт о других паромах, возможно носивших то же обозначение).
Германские документы[5] свидетельствуют о том, что паром «SF 36» был найден и приведён на буксире в Сулину 28.10.1941, а «SF 35» был объявлен погибшим 31.10.1941, поскольку авиаразведка не смогла установить его местонахождение.

Использованные источники

[1] Информация из архивных документов ЦВМА, предоставленная Морозовым М. Э.

[2] Боевая деятельность подводных лодок военно-морского флота СССР в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. Том III. Подводные лодки Черноморского и Тихоокеанского флотов в Великой Отечественной войне. – М.: Военное издательство МО СССР, 1970.

[3] Грешилов М. В. Подводная вахта // Подводники атакуют: Сб./Сост. А. В. Дмитриев. – М.: ДОСААФ, 1985.

[4] Майстер Ю. Восточный фронт – война на море 1941-1945 гг. – М.: Изд-во Эксмо, 2005.

[5] Kriegstagebuch des Marine Mission Rumänien vom 21.10.-04.11.41. (предоставлено Морозовым М. Э.).

[6] Jürgen Rohwer Allied Submarine Attacks of World War Two (European Theatre of Operations 1939-1945). – Annapolis, Maryland: Naval Institute Press, 1997.

[7] Erich Gröner Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945 Vol. 7. – Koblenz: Bernard & Graefe Verlag, 1990.

Дата последнего изменения: 26.07.2015.

Commentics

Пожалуйста, убедитесь, что страница имеет соответствующий идентификатор (ID).